Налоговая оптимизация или уклонение?

Большую часть используемых бизнесом на практике вариантов оптимизации налогообложения можно классифицировать, как «уклонение от налогов». Балансировать на грани понятий «налоговое планирование» и «схема уклонения от налогообложения» удается только благодаря нюансам. Большую часть используемых бизнесом на практике вариантов оптимизации налогообложения можно классифицировать, как «уклонение от налогов». Балансировать на грани понятий «налоговое планирование» и «схема уклонения от налогообложения» удается только благодаря нюансам. 

Налоговое планирование – это действия налогоплательщика в рамках законного поля, преследующие деловую цель и несущие в себе экономическую целесообразность. В результате этих действий достигается некая налоговая экономия в виде уменьшения налогооблагаемой базы, получения налогового вычета или льготы, применения более низкой налоговой ставки.

Понятие «деловая цель» пока  не прописано в национальном законодательстве Узбекистана, но оно чрезвычайно важно с точки зрения отнесения той или иной операции к категориям «налоговое планирование» или «налоговое уклонение». Предполагается, что при наличии этой самой «деловой цели» действия управленцев нацелены на некие усовершенствования производственных процессов, которые позволят повысить экономическую эффертивность деятельности и   налоговая экономия при этом, если удается ее получить,  является дополнительным эффектом, сопровождающим реальные и легальные бизнес-процессы. В противном случае - в отсутствие цели - бессмысленные с точки зрения реальной предпринимательской деятельности действия будут указывать на правонарушение.

Как этот «нюанс» может выглядеть на практике?

Если мы берем на «шумное» производство слабослышащих людей и получаем соответствующий налоговый вычет в соответствии с процентом занятых инвалидов – это налоговое планирование. Если инвалиды трудоустроены формально, а в реальности в производственных процессах не задействованы – это «необоснованная налоговая выгода» или чистой воды уклонение. В том, что вы их нашли, оформили и выплачиваете какую-то символическую «зарплату», не было деловой цели. А налоговая экономия сама по себе – в соответствии с общепринятой мировой деловой и юридической практикой - деловой целью признаваться не может.

В числе законных способов планирования налоговой нагрузки в Узбекистане консультанты-практики чаще всего называют:

- максимальное использование льгот и льготных режимов налогообложения при наличии оснований для их использования;

- уплату налогов в последний день установленного срока с целью минимизации затрат на привлечение оборотного капитала;

- максимально точный учет налоговых последствий хозяйственных операций при бизнес-планировании и реализации планов и договоров, снижение количества ошибок и, как следствие, налоговых рисков;

- принятие во внимание налоговых режимов  поставщиков при их выборе (например, для возможности зачета НДС);

- формирование цены, включающей налоги, с учетом условий конкуренции, спроса и предложения, предоставление скидок;

- выбор и закрепление в учетной политике порядка отнесения в зачет НДС (прямой или пропорциональный) в зависимости от структуры затрат и налогообложения основных поставщиков по видам деятельности.

Следовательно, - в противовес законным возможностям оптимизации – уклонением от уплаты налогов можно считать:

- искусственное,  «бумажное» разделение  крупного бизнеса, трансфертное ценообразование, перенос налоговой нагрузки на предприятия с льготными режимами налогообложения, в местности с низкими ставками налогов;

- занижение сумм декларируемых текущих платежей, несанкционированное пользование налоговым кредитом;

- заключение мнимых и притворных сделок при отсутствии у налогоплательщика или его контрагентов условий для ведения предпринимательской деятельности, включение в договор условий, не имеющих деловой цели;

- затратные схемы с выбором в качестве поставщиков аффилированных компаний в оффшорных зонах или компаний, не исполняющих своих налоговых обязательств;

- снижение цены и получение части выручки в виде штрафных санкций за якобы нарушение договорных обязательств с целью «увода» этой части от уплаты налогов на потребление и оборотных налогов.

Основной критерий налоговой оптимизации – наличие деловой цели.

- Превалирование сущности хозяйственной операции над ее формой является критерием налогового планирования. И наоборот, превалирование формы над сущностью, отсутствие экономической целесообразности – признаки налоговой «схемы».

Фиктивные сделки, фиктивные сроки реальных сделок, фиктивные обстоятельства их совершения… Если в документообороте и отчетности ваши бизнес-процессы выглядят иначе, чем это есть на самом деле, и единственная цель бумаготворчества – получение преференций по уплате налогов любой ценой, однозначно все это можно трактовать, как уклонение от уплаты налогов. Манипуляции со счетами-фактурами и сроками при использовании экспортных льгот – это тоже, по сути, схема, если реальные отгрузки производились в другие сроки, либо намеренно искусственно затягивались.

Каждая хозяйственная операция имеет текущие и потенциальные налоговые последствия, можно грамотно их учесть. Можно избавить предприятие от неверных стратегий или ошибок в учете, чреватых потерями или штрафными санкциями. Можно пользоваться льготами – грамотно и в полной мере. Наконец, хозяйственная операция может быть оформлена или отражена в учете тем или иным способом, и от этого может зависеть в какой-то степени налогообложение. Но это касается легальных операций и ситуаций, а не бумажек, сфабрикованных с целью показать фискальному органу какую-то другую картинку, отличную от реальной.

Что-то можно решить за счет учетной политики предприятия. К примеру, применить ускоренную амортизацию, что разрешено по закону и даст вам возможность минимизировать налог на имущество в первые годы. Но тут палка о двух концах: если вы увеличиваете расходы на амортизацию, вы автоматически уменьшаете прибыль, которую мог бы получить учредитель. Вопрос в том, что вам важнее: сэкономить 4% налога на имущество или получить в большем объеме прибыль и разместить ее, условно говоря, под 20% годовых? Просчитывать надо все в каждом конкретном случае все варианты с учетом рисков и возможностей.

Что можно расценить как манипуляцию и незаконный вариант «отражения в учете»? К примеру, есть производители, которые говорят клиенту: «вот это цена, а вот это вы мне заплатите в виде штрафных санкций»... Санкции не попадают под обложение НДС, иными видами налогов с оборота. И, разумеется, это - уклонение в чистом виде, хотя в самой операции, как таковой, ничего противозаконного нет. Если вы не платите мне за поставленный товар в течение 2-х ближайших дней, дальше я применяю штрафы… Но если это разовая ситуация, это – одно. Если же с каждой продажи у предприятия идут штрафы – совсем другое. Потом, штрафы не могут быть в размере 30-50%, к примеру. Это должна быть разумная часть стоимости сделки.

В качестве «налоговой оптимизации» иногда используют какие-то несовершенства налогового законодательства. Здесь тоже есть значительные риски. Регулятор как правило, во первых, рано или поздно такие «лазейки» прикрывает, а во-вторых, очень не просто доказывать в суде правомерность своих действий одним лишь отсутствием прямого запрета. 

Совокупное налоговое бремя в Узбекистане посильное, адекватное, и сопоставимое с международной практикой. Оптимизации, имеет смысл только в отношении бизнеса, который не выводит в тень свои обороты. 

 

Оксана Огневчук, наш эксперт